Администрация городского округа Краснотурьинск
+7(34384) 989-02 624440 Свердловская обл., г. Краснотурьинск, ул. Молодежная, дом 1

Обратите внимание

ДЕТДОМОВСКИЙ ВОСПИТАННИК

Бережного Анатолия Николаевича знали многие - 26 лет проработал он в уголовном розыске Карпинска, Краснотурьинска и Волчанска и в течение трех лет даже возглавлял Волчанский городской отдел милиции. На его счету десятки раскрытых тяжких уголовных преступлений, проделана огромная работа по профилактике преступности.

 

Бывший детдомовский воспитанник, Анатолий пос­ле учебы в техучилище при Ирбитском мотозаводе и службы в Армии приехал в Карпинск к единственным родственникам, кого он знал, - бабушке и тетке. Тут же пошел в ОВД оформлять паспорт. Тогда-то и заметил начальник Карпинской милиции Корсак Владимир Альфредович крепкого, с хорошо развитой мускулатурой, несмотря на моло­дость, очень самостоятельного парня, который сразу привлек внимание опытного милиционера. Разговори­лись, и Владимир Альфредович узнал, что Анатолий и талантами не обделен - хорошо играет на баяне (единс­твенный из выпускников карпинского детского дома тех лет, окончивший музыкальную школу), прекрасный танцор, к тому же не курит.

 

«Вот таких бы хлопцев к нам на службу, да поболь­ше!» - подумал тогда Владимир Альфредович и при­гласил юношу на работу в ОВД. Анатолий обещал поду­мать. Решился только через месяц.

- Ну что, не раздумали еще человека с улицы на ра­боту взять?

- Это почему же с улицы? Направим тебя учиться, получишь образование - специалистом будешь.

 

После окончания трехмесячных курсов во Всесоюз­ной секретной школе в Новочеркасске Анатолий был назначен на службу в уголовный розыск оперативным инспектором по делам несовершеннолетних. А в 1970 году, чувствуя, что образования стало не хватать, Ана­толий поступил в Свердловскую высшую школу мили­ции Академии МВД СССР.

 

Надо сказать, что Анатолий Николаевич всю жизнь тянулся к знаниям, не стеснялся перенимать ценный опыт у старших товарищей. Причем был очень способ­ным учеником - в 1974 году старшего лейтенанта мили­ции Бережного как лучшего инспектора УГРО направили в Кишинев на Всесоюзное совещание лучших инспекто­ров страны. На этом совещании он был единственным делегатом от Свердловской области и даже выступал с докладом. Домой вернулся с Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ, врученной ему за высокие показатели в работе с несовершеннолетними. И звание «Лучший инспектор уголовного розыска Свердловской области» Бережной удерживал еще три года.

 

В 1983 году Анатолий Николаевич был переведен в Краснотурьинский уголовный розыск. В арсенале опе­руполномоченного Бережного среди многих раскрытых им уголовных преступлений числится и знаменитое, ужасное по своей жестокости и дерзости дело «о жен­ской голове», наделавшее в 80-х годах много шума в близлежащих городах.

 

Отчлененная от тела голова 35-летней женщины, упакованная в картонную коробку, была найдена на же­лезнодорожном вокзале. По этому факту немедленно было возбуждено уголовное дело, за расследование которого взялась группа сотрудников УГРО во главе с Виктором Ивановичем Кистановым. В первую очередь нужно было уста­новить личность погибшей. Опросили сотни людей, в газете «Уральский рабочий» поместили фото для опоз­нания. Но все тщетно. А через неделю в ОВД явились сразу  двое родс­твенников жертвы - муж и приехавшая из Свердловска мать. Мать ничего не смогла объяснить следствию - в последние месяцы она общалась с дочерью Ириной только по телефону. Муж же уверял, что проводил жену в Свердловск к матери. Он, дескать, сам покупал Ирине билет. Даже свидетельницу привел, которая видела, как он махал вслед уходящему поезду. Казалось, следствие зашло в тупик. И тогда в опе­ративной группе устроили «мозговой штурм». Отраба­тывались любые версии, даже на первый взгляд абсур­дные.

-А вы заметили, как у «нашего мужа» ногти остри­жены?

- Ну и как?

- Да под самый корень - чуть ли не на половину ног­тевой пластины. Это ведь не только неприятно, но даже больно...

- А голова как мастерски отрезана! Заметьте - не топором срублена, ее как будто мясник-профессионал аккуратно отделил.

- Ага!!! А «наш муж» раньше жил в Казахстане и работал на кошаре - баранов резал.

- Опаньки! Надо бы обыск в его квартире произвес­ти! - предложил кто-то.

 

Но веских причин для обыска не было, и санкцию прокурор давать не хотел. Тем не менее, оперативники сумели найти серьезные основания и получили-таки ор­дер на обыск. Перерыли всю квартиру, но поиски были тщетными - квартира не просто была тщательно убра­на и вымыта, а буквально вылизана. Тогда принялись за ванную комнату. Обратили внимание на свежезатертую раствором щель между ванной и стеной. Это вызвало удивление - у человека траур, а он ремонтом занялся. Подковырнули замазку и обнаружили бурые пятна, по­хожие на кровь. Образцы отправили на экспертизу.

 

Так у следствия появились неопровержимые дока­зательства - кровь принадлежала убитой. Свидетели (друзья, знакомые, соседи) в своих показаниях говори­ли о том, что супруги часто ссорились, дело шло к разводу. Были и другие весомые доводы. И тогда подозреваемый сдался. Оказалось, что жена действительно собиралась уехать к матери в Свердловск. Муж был категорически против. Из-за этого разгорелась ссора. Сначала ругались тихо - в комнате спал ребенок. Но потом страсти накалились до предела. В порыве бешенства «муж» на­кинул сзади на шею жене шнурок и сдавил ей горло...

- Я только хотел ее, как следует припугнуть - что­бы не выпендривалась, - оправдывался он. - А потом, когда отпустил шнурок, понял - удавил насмерть. Испугался сильно. Решил избавиться от трупа. Затащил в ванну и расчленил, а потом части тела разбросал в разных районах Краснотурьинска. Он указал, где искать руки, ноги, грудь... Все это было, так же как и голова, отрезано очень профессио­нально и... аккуратно.

 

А потом был шумный судебный процесс. Членов же оперативной группы за мастерски раскрытое преступле­ние наградили денежными премиями, а Анатолия Никола­евича - нагрудным знаком «За отличную службу в МВД».

 

Казалось бы, постоянно имея дело с отъявленными негодяями, пытающимися всеми правдами-неправда­ми уйти от уголовной ответственности, недолго и са­мому ожесточиться. Но с Бережным этого, к счастью, не произошло.

 

- Ни одного подследственного, ни разу не уда­рил,- говорил он.- Сила не в том, чтобы отвести душу - кулаки почесать о беззащитного в данный мо­мент человека, а в том, чтобы суметь разговорить его и вывести на чистую воду. Этому меня учили старшие товарищи: заставь себя уважать и честь мундира бе­реги смолоду.

И его уважали. Было за что. Однажды произошел такой, казалось бы, заурядный случай. Поступило за­явление от старенькой бабуличке о пропаже у нее из дома большой суммы денег. Все подозрения падали на молодую женщину, которая ухаживала за ней - старуш­ка из дома почти не выходила. Приехали с проверкой. Опекунша оказалась довольно симпатичной, ухо­женной - на каждом пальчике поблескивало по золото­му колечку. Она, узнав, в чем дело, заплакала: «Ничего я не брала! У меня и своих денег хватает, чужого не возьму никогда!» Казалась искренней.

Для установления истины молодую женщину усадили в уазик, что­бы доставить в отделение милиции. А Анатолий Нико­лаевич вдруг засомневался - да, не похоже, чтобы эта миленькая дамочка промышляла воровством. Прихва­тив с собой участкового, вернулся в дом к старушке. Та не ожидала их возвращения и как-то странно засуети­лась, прикрывая задом вход в кухню.

- Вот, решили еще раз осмотреть помещение, - опер направился прямиком в кухню.

- А чего тут смотреть-то?.. - бабуля метнулась было к кухонному столу, но Бережной ее опередил и аккурат­но отстранил.

 

Открыв стол, начал по одной пе­ребирать тарелки, сложенные стоп­кой. И там-то, между тарелками, и нашел спрятанные деньги - именно ту сумму, о которой говорила «по­терпевшая». Укоризненно взглянув на притихшую бабку, составил со­ответствующий протокол. А потом поспешил в уазик - успокоить за­ливавшуюся слезами женщину и отвезти ее на работу.

 

Вечером Анатолий Николаевич не поленился наведаться к ней до­мой и принести свои личные извине­ния. Лиза, конечно, его простила, а потом даже написала в газету «Заря Урала» благодарность ему - за так­тичность и человечность.

 

Бережной Анатолий Николаевич, ушел на пенсию в звании - майор в отставке, «За период службы был награжден: медалью «За безупречную службу» I, II, III степеней, медалью «200 лет МВД России», нагрудным знаком «За отличную службу в МВД», ценными подарками, благодарностями, денежными премиями. А различным ведомственным почетным грамотам, которые Анатолий Николаевич бережно хранил в спе­циальной папке, не счесть числа. Среди них и две от редакции «Карпинского рабочего» - «за хорошую раб­коровскую работу».

 

Часто вспоминал своих коллег - и своих на­ставников, и молодых оперов, которых приходилось учить. Анатолий Николаевич говорил: «Горжусь, что мне довелось работать с такими замечательными специалистами, как М.Е. Курочкин, В.А. Корсак. Рад, что на моих глазах выросла талант­ливая молодежь. Достойная смена нам, старикам».

 

Не забывал старый опер и родное ОВД навестить, поинтересоваться – «Как там без него дела идут?  А дел, увы, полно, ведь, покуда «кто-то кое-где у нас порой честно жить не хочет», угрозыск без работы не останется».

 

Сейчас, Бережного Анатолия Николаевича уже нет с нами, но фотография его находится на стенде среди почетных ветеранов отдела.

 

МО МВД России «Краснотурьинский»